По благословению епископа Губкинского и Грайворонского Софрония

Путь - Мой храм

Икона Помощь в родах

Храм Архистратига Михаила

Соловки – наша боль и святыня

Печать PDF

 

(из дневника паломника)

Поездку на Соловки организовал протоиерей Анатолий, настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в с. Успенка. Готовился к этой поездке батюшка основательно и не один год, путь ведь не близкий, 5000 км туда и обратно. Маршрут изучал по карте и в интернете. Подбирал возможные остановки на ночлег, ведь в пути предполагалось быть почти 2 недели. Прошлым летом о. Анатолий побывал на Соловках с матушкой и двумя прихожанками. Только после этого стал собирать группу для паломнической поездки.

18 июля, в 14 часов 05 минут, отслужив молебен о путешествующих, 16 паломников сели в старенькую ГАЗельку. Опытный водитель, уже много лет организовывавший поездки верующих людей к святыням Православия, Александр Иванович Щербаков сделал нам вежливое замечание за неорганизованность (мы задержались на 5 минут). Позже стало ясно, как это важна в пути каждая секунда и строгое соблюдение порядка. Далекий путь – 2500 км в одну сторону, да еще около 3,5 часов на катере по морю требовал не только веры всех его совершающих, но и их сосредоточенности, выдержки, ответственности. Некоторые, усаживаясь в автомобиль, сомневались: смогут ли доехать, хватит ли сил, ведь среди нас были и пожилые люди, и больные… Удобств, конечно, было не много, но с молитвой и Божией помощью все доехали.

 

Первая остановка - через 16 часов на берегу Валдайского озера. Перед нами в утренних лучах восходящего солнца предстал, как из облаков, из тумана, обрамленный хвойным лесом, Валдайский Иверский Богородицкий мужской монастырь. Он построен в 1653 году по благословению Патриарха Никона.

В монастыре было тихо. Повсюду порядок и множество цветов. Мы направились в храм, где служилась ранняя Литургия. Монашеское пение на клиросе и чтение сразу проникли в душу… Захотелось остаться, помолиться. Но в нашем распоряжении был всего один час. Мы приложились к целительной «Иверской» иконе Божьей Матери, другим иконам и, вернувшись в ГАЗель, отправились дальше. Впереди нас ждал Великий Новгород и Варлаамо-Хутынский монастырь, основанный святым Варлаамом в XII веке на месте языческого капища, считавшееся «злым местом».

Здесь в Преображенском соборе под спудом место, где почивают мощи святого Варлаама, а в пределе св. апостола Иоанна Богослова, по завещанию покойного, похоронен великий русский поэт и государственный деятель Г.Р. Державин.

В монастыре нас удобно устроили на ночлег. Мы поработали по послушанию на монастырском поле на прополке картофеля, помолились на вечерней службе, пообщались с монахом (и вправду мир тесен!), который учился с нашим Владыкой Иоанном, жил на Афоне, в Почаевском монастыре. В короткой беседе мы, поделившись своими скорбями, услышали советы, разрешающие некоторые наши проблемы, получили в подарок иконку Пресвятой Богородицы, освященную на Афоне.

Территория монастыря буквально «утопает» в цветах, благоухающие лилии и другое разноцветье, поражают взор. Даже дрова здесь уложены так, что представляют собой необычное архитектурное сооружение.

Как можно дольше мы постарались пробыть на Варлаамовой горке, землю для которой он, с молитвой, носил скуфейкой почти 2 года. Место святое и намоленное. Здесь постоянно служатся молебны. И мы искренне просили святого Варлаама о помощи, узнав, что здесь многие получали исцеление от неизлечимых болезней. Утром мы помолились за Божественной Литургией, в монастырской трапезной подкрепили плоть пищей, тихонечко погрузились в ГАЗель и поехали в Великий Новгород к святыням, находящихся на его территории. Прибыв в Кремль мы подивились строительной мощи наших предков. Как они строили?! Храмы величественные, красивые, толщина стен от 2-х и более метров! Ныне действующий Кафедральный собор строился 5 лет, с 1045 г. Здесь находится чудотворная икона Божией Матери «Знамение», мощи святого князя Владимира и его матери княгини Ирины, святой благоверной княгини Анны, святителя Никиты Новгородского, отличавшегося своим смирением, князей Мстислава и Феодора архиепископа Иоанна Новгородского и др. Здесь же надгробия архиереев XV-XIX вв., к которым мы благоговейно приложились.

Далее наш путь лежал в Юрьев монастырь, основанный до 1030 г. На территории монастыря соборы великомученика Георгия Победоносца и Воздвижения Креста Господня, храмы Образа Спаса Нерукотворного, Иконы Божией Матери «Неопалимая купина», Архангела Михаила, Святителя Алексия, митрополита Московского, колокольня (1838-1841 г.г.), часовня-сень под источником. Монастырь поражает своей древностью, намоленностью и аскетичностью.

Кругом чисто и тихо. Форма собора кубовидная, каменные полы, на стенах и потолке проступают древние фрески. Идет реставрация. Двор монастыря пуст, постриженная аккуратно травка, совсем немного цветов. Говорим тихо и идти стараемся бесшумно: «Господи, исцели души наши, достойны ли мы находится здесь?!»

Побывали мы, правда совсем не долго, в Перынском Рождества Богородицы скиту, расположенном в живописнейшем месте Перынского полуострова, у истока реки Волхов из озера Ильмень. Насельники скита помогают наркоманам и алкоголикам в борьбе с недугом.

Уже к вечеру наша ГАЗель, проезжая по улицам поселка Вырица, завернула к храму Иконы Божией Матери «Казанская». Здесь шли последние приготовления к престольному празднику и вечерней службе. Храм небольшой и очень красивый, с любовью украшенный. В центре – словно в подвенечном наряде, утопающая в цветах, Казанская икона Пресвятой Богородицы - завтра ее праздник. А нас ожидала еще одна встреча - с преподобным Серафимом Вырицким – великим старцем, говорившим своим духовным чадам: «… Приходите на мою могилу, как к живому, разговаривайте как с живым, и я всегда помогу вам». Мы говорили с ним, говорили о своих скорбях, просили его молиться о нас. Отец Анатолий совершил молебен, помазал нас маслицем из лампадки… «Отче Серафиме, моли Бога о нас грешных!» Уезжали мы с этого святого места под звон колоколов. Люди шли на вечернюю службу, а над поселком и лесом, окружавшим его, разливался несказанной чистоты, насыщенности и разнообразия звон колоколов и колокольчиков. Симфония неповторимая. В ней любовь к Заступнице и Молитвеннице нашей – Божией Матери. Радостные неповторимые трели, покаяние перед Ней - «застенчивые», тихие перезвоны, праздничное ликование – звук уходит в небеса… не возможно словами описать то, что мы слышали здесь. «Господи, прости нас недостойных и прими нашу благодарность за то, что мы сподобились слышать!»

А впереди была встреча с городом на Неве, где хочет побывать каждый. Мы подъезжали к Санкт-Петербургу. К сожалению, мегаполис лишь приглушил впечатления от предыдущих встреч. Даже Невский проспект не удивил нас. Пробки, душно, величавая Нева, о которой столько написано и спето, равнодушно текла в гранитных берегах…Но, когда мы попали на территорию Воскресенского Новодевичьего женского монастыря, в Воскресенский собор, расписанный в нежных коричнево-красных тонах, где шла праздничная вечерняя служба, прежнее настроение сразу вернулось. Душа и сердце вновь раскрылись, впитывая благодать. Необычно душистый ладан, помазание, праздничные одежды и пение монахов - и на душе вновь праздник и вновь сердечное раскаяние и слезы …

Мне удалось побеседовать с настоятельницей монастыря, беседа была недолгой, но столь откровенной и насыщенной, что я забыла обо всем, меня «потеряли» и я нарушила основную просьбу нашего водителя, соблюдать дисциплину. Простите меня, люди добрые, нам ведь предстояло ехать в Александро-Невскую Лавру и устроиться там на ночлег, а было уже 9 часов вечера. Но так не хотелось думать о мирском, это было таким маленьким и незначительным.

По прибытии устроились, немного отдохнули, а утром пошли на службу, приложились к мощам Александра Невского, набрали святой водички, ведь впереди еще дорога дальняя. Разрушения коснулись и этой святой обители. Но и здесь, к общей радости, уже не первый год трудятся реставраторы.

А нас ждала встреча со святынями Петербурга.

В небольшом храме подворья Оптиной Пустыни оставили записочки оптинским монахам. Передавая свою записку кто-то обронил фразу: «Теперь я не одинока, уже много братьев и сестер будут молиться обо мне!»

Так радостно стало, как будто побывали в этом удивительном монастыре.

Следующая наша встреча была столь долгожданной и желанной, что многолюдная очередь проскочила в миг. Мы пели молитвы и тропари блаженной Ксении Петербургской. Каждый из нас приехал к ней со своими скорбями и немощами, за помощью, за исцелением души измученной и израненной грехами. Не передать ощущения, когда заходишь в часовню: тихо, только трещат лампадки и свечи, гробница с мощами Ксении, иконы, очень много цветов. «Матушка Ксения! Коленопреклонно благодарим тебя за милость твою. Мы сподобились помолиться рядом с тобой на молебнах о здравии, которые служил здесь нам батюшка Анатолий и здешний священник. Нас помазали елеем, подарили цветы с твоей гробницы, три розы мы привезли и в наш Храм Ксении Петербуржской, со слезами мы прощались с тобой, очень хотелось бы вернуться. Получится ли?»

 

Впереди у нас - Храм иконы Владимирской Божий матери и тихая радость от того, что Господь сподобил нас побывать в этой святой и древней обители. Храм строился 7 лет, с 1761 года. Здесь три предела: Владимирской иконы Божий Матери, мучениц Веры, Надежды и Любви и матери их Софии и Преподобного Иоанна Дамаскина. Мы писали записочки, прикладывались к иконам, молились перед святыми ликами и удивлялись благоговению, восхищались благоустройством, росписью Храма. «Пресвятая Богородица и все святые на земле нашей просиявшие, молите Бога о нас грешных».

Далее наша ГАЗелька пробилась через пробки, остановилась у Казанского Собора, где нас встретила длинная-длинная очередь к целительной иконе Казанской Божий Матери. Мы смиренно с молитвами отстояли очередь, приложились к святому образу, надеясь на молитвенную помощь нам грешным Царицы Небесной. Собор строился в начале XIX века, хорошо расположен, красиво расписан, добротно и основательно построен, его великолепия не передать, глаз видит, а слов не хватает описать увиденное.

Стоит отметить, что здесь в соборе могила нашего великого полководца М.И. Кутузова. Почему-то не захотели мы пойти в Храм Спаса на Крови, там сейчас музей, невозможно представить, как можно придти на экскурсию в храм? Мы не пошли. Прости нас Господи! Мы поехали в построенный в наше время, в 1999 году, храм Иоанна Кронштадского, очень своеобразно построен! Пределы, переходы, на стенах много фотографий и изречений батюшки. Фрагмент одного из них: «Люби без размышления; любовь никогда не ошибается, также без размышления веруй и уповай». Гробница святого Иоанна Кронштадского и почти рядышком матушки Ангелины. Прикладываемся, садимся рядышком: «Услышь нас, отче Иоанн! Поддержи, укрепи молитвой своей, даруй умение усмирять страсти и не грешить, смиренно снести все, что Господь посылает. Прости нас и помолись о нас грешных».

Уже вечером, уставшие, умиротворенные, мы возвратились в Александро-Невскую Лавру. Завтра, 22 июля, в пять часов, мы уезжали из Петербурга в северном направлении. Мы прощались с великим городом на Неве, его святынями, проезжая по выметенным и прибранным улицам, еще не освещенным солнцем, мы отмечали красоту планировки и архитектурных решений, город стал таким родным, нашим, совсем не таким, как при въезде, хотелось быть здесь, любоваться его дворцами, площадями, скверами. Нева, плавно и величаво несла свои воды… Слава Богу, что мы живем в нашей любимой, измученной, израненной, … и потому более любимой России, где Господь благословил быть святыням, которые мы уже посетили и которые были еще впереди. В эти минуты, думаю, каждый из нас ясно понимал, смысл нашей бренной и скоротечной жизни.

Спустя 4 часа пути пред нашим взором возник монастырь. Как белоснежный лебедь возвышался он среди хвойно-березовых лесов и небесно-голубых озер, столь величаво и настолько красиво, что мы немножко растерялись…

Мы приехали в Свято-Троицкий Александра Свирского мужской монастырь. В храме Святой Троицы шла ранняя Литургия. Служение тихое, пение столь прекрасное, что нет сил войти в храм, в голове мысль: «Грешна, недостойна», но войти очень хочется, тем более, что здесь мощи Александра Свирского. Руки святого и ступни полностью открыты и сохранились. Нам известна целительная сила мощей: приложились. Затем попросили батюшку Анатолия еще хоть на секундочку вернуться сюда. Он согласился, и мы перед отъездом еще раз зашли в храм к мощам святителя, пропели тропарь, пали ниц и просили прощения и молитв.

На территории монастыря в храме святых праведных Захария и Елизаветы в советское время находилась психиатрическая лечебница. Все было разрушено. Сейчас идут восстановительные работы. Здесь хранится Площаница с изображением, отпечатавшихся фрагментов тела Спасителя. Уже восстановлена келья, где молился Александр Свирский. Она как маленькая пещерка. Побывали в ней, помолились, окунулись в святые воды, набрали из источника святой воды. Ощущение – как заново родился.

Что за вода в северной реке? После купания такая легкость и мягкость кожи, что не веришь своим ощущениям: вошел в воду уставший, вышел бодрый, радостный. Все, садимся в машину, впереди у нас – Соловки.

А за окном - Карелия, с ее неповторимыми, уходящими в поднебесье вершинами, ровненькими, стройными соснами, елями, березками, мирно уживающимися рядышком и очень много озер: Торос, Котозеро, Лубозеро и другие, как зеркала, отражающие небеса, оттого синь их еще красивее. Вокруг озер и отдельно целые поляны нежно-розового, благоухающего Иван-чая. Чернику, ковром раскинувшуюся прямо под ногами, успевали на остановках собирать, чтоб попробовать.

На пути у нас неожиданно возник указатель «Важеозерский Спасо-Преображенский мужской монастырь». Просека, грунтовая дорога, уходящая в лес, решили заехать и не напрасно. Это древнейший, известный с 1500 года, мужской монастырь. Здесь идет реставрация, ремонт и строительство. Уже действуют: церковь Спаса Преображения, часовня Геннадия и Никифора Важеозерских, церковь Всех Святых, часовня Новомученников и исповедников Российских, Иоанна Предтечи, Сергия Радонежского и великомученика Никиты, победившего бесов, его же источник. Все просто, удобно, цветов немного, но все равно красиво. Рядом озеро Важе, в нем купель, целебная вода. Помолившись окунулись. Нас напоили чаем с медом, такой здесь покой, такая тишина и молитва, что душа наша, истерзанная мирскими страстями, ставшая такой маленькой, почти неощутимой, возрастает и умиляется. Удалось пообщаться с настоятелем монастыря о. Илларионом. Простой, мудрый, он здесь и слесарь, и электрик, но главное – молитва, что и дает ему силу, доброту, умение помочь нам грешным в разрешении наших бед.

Но нам нужно ехать дальше. Начинается дождь, прямо ливень, гроза, на дороге, в связи с ремонтом огромная пробка, пытаемся выбраться и чуть не попадаем в аварию. На устах у всех: «Господи! Помоги нам!». Потихонечку, с Божией помощью выезжаем и к утру приезжаем в Кемь, это поселок на берегу далекого, северного Белого моря, отсюда 3,5 часа на катере – и Соловки. Господи, неужели доехали?! Вдыхаем чистый, морской воздух. Огромное, кажущееся черным от глубины, море. Усталость? Скорее нет, я не знаю, как назвать это чувство…, восхищение, восторг – тоже нет…Рядом, совсем рядом Соловки, земля переполненная костями и залитая кровью мучеников. Говорить не хочется. Хочется замолчать и слушать Соловки. Господи, не оставь нас! Но корабль, который для нас был заказан, снят с маршрута, оставшиеся три переполнены на 3 месяца вперед… Охватило оцепенение. А тут еще туман, неожиданно и буквально мгновенно, покрывший море и побережье, ничего не видно, ползет эта темень, как живая. Стало немножко жутко, что это?

Но милость Божья с нами. Часа через два мы уже плыли по морю, на совсем небольшом катерочке. Дивны дела твои, Господи! Стоим на палубе, кругом бесконечное море, видимость отличная, страшный туман исчез, так же быстро, как и появился. Солнце, тепло, встречаются косяки какой-то большой рыбы. До плавания мы очень боялись качки, моря, но ни страха, ни тошноты, одно ощущение – мы дошли. Несколько часов пролетели мгновенно, среди моря, даже не верится, возникает остров, подплываем ближе. Четко, даже издали виден монастырь. Господи, слава Тебе, - приплыли. Сходим на берег. Небольшой, бедный, не очень обустроенный поселок, 2-этажные бараки и … монастырь, как великан, как крепость (он и есть крепость!) никем никогда непобедимая. Только крепость, побеждающая силу нечистую, ненавидящую Господа нашего и не желающую жить по его святым заповедям, а превращающую человека в существо бездушное, алчное, входящее скопище грехов и пороков. Господи, прости и не оставь нас! Быстро устроились и, несмотря на бессонную ночь, усталость, пережитые волнения, сразу пошли на вечернюю службу в Спасо-Преображенский Собор Соловецкого Ставропигиального мужского монастыря.

Сложно описать чувства, охватившие нас. Это не эмоции, это из души идущее чувство благоговения перед землей сей, святыми мучениками, погибшими здесь, основателями монастыря св. Германом, Зосимой и Савватием, почти 600 лет назад на лодке добравшихся сюда (как это возможно?) для уединения и молитвы.

Стена вокруг монастыря толщиной почти 7 м, сложена из валунов, весом до 6 тонн, скрепленных специальным раствором, высота стены до 11 метров. Мы так и не поняли, как это можно было построить? Без машин и механизмов, хотя ответ один: - С Божией помощью. Храм Преображения Господня огромный по размерам, построен из кирпича, немножко грубовато, внутри не расписанный, аскетичен по внутреннему благоустройству, отремонтированный после советской разрухи, но молитва оттого не теряется, служба чудная. Мы сподобились исповедоваться у духовника монастыря о. Германа. Его любовь и терпение к нам, ведь от волнения даже написанное прочитать не можешь, просто изумляет. Очередь к нему на исповедь огромная и не никто не остается неисповеданным.

Служители монастыря нас вежливо попросили: ходить только по дорожкам, понятно почему: везде захоронения… Немножко отдохнув, утром идем на литургию. Служба проходит мгновенно, скорбная служба, тихая, величественная и торжественная. На каменном полу коленям холодно и больно, но встать нет сил… Причастились. Господи, со мной ли это происходит? За что мне милость сия?! По воскресеньям в монастыре Крестный ход. Народу очень много, радость великая, красота неописуемая, общая молитва объединяет, укрепляет, обнадеживает – пока живет монастырь, а он живет, восстанавливается, обустраивается, пока молятся монахи и мы, немощные молитвенники, можем надеяться на спасение.

В храме приложились к мощам святых основателей монастыря – их открывают на службе – приложили и купленные иконочки. Монахи рассказывают, что зачастую четко видно, как святые Герман, Зосима и Савватий стоят у своих рак и благословляют тех, кто к их мощам прикладывается. Некоторых не благословляют…

Искренне порадовались мы здесь, на далеких Соловках, за нашего батюшку, о. Анатолия. Он участвовал в богослужении со священством монастыря.

А на следующий день мы побывали на святом острове Анзер. Сюда попасть непросто, но нам разрешили. Святая северная земля! Танцующие березки (от ветров и снега изогнутые как в танце). Лес, озера и необыкновенная тишина, кажется, что на земле такого не может быть, оказывается, может и есть. Идем пешком. Проходим часовню иеромонаха Калистарта, освященную в честь преподобного Сергия Радонежского. Сейчас здесь подвизается о. Георгий. Приходим в Троицкий скит, основанный святым Елиазаром в XVII веке. Трудна жизнь на острове, сильно нападает враг рода человеческого. Нет сил у монаха выдержать и ему является Богородица, а затем и Сам Господь, чтобы укрепить его в вере и придать сил. Здесь был построен большой красивый храм. Безбожники разрушили его, сейчас сюда пришли монахи и храм восстанавливается, идут службы. Идем вглубь острова, встречаются кресты, часовни. Приходим к храму Воскресения Господня, немного выше - храм Распятия Господня, Голгофский скит, Сама Пречистая Дева, явившись святому Иову, повелела так назвать скит. Здесь находятся мощи преподобного Иова.

Мы приложились к мощам, спели тропарь. Расположение храмов напоминает Иерусалим. Устав монашеский здесь очень строгий, молитвы усиленные, питание, в основном хлеб и родниковая вода, по праздникам крупа, редко – рыба. Везде захоронения советских времен, массовые. Господи, прости нас! Захоронения никак не отмечались, кресты и храмы разрушались, поэтому здесь Господь создал нерукотворный крест: растет береза, в виде креста, скорбный крест. Уходим с этого святого места удрученные, растерянные, подавленные. В голове вопросы, вопросы… Кто ты, человек? Зачем ты зверствовал? Зачем хулил Создателя и служил злу? К катеру идем молча. Возвращаемся на Соловки поздно, но здесь полярный день, или белые ночи. Завтра мы уезжаем домой. Но разве можно уехать не окунувшись в Белом море? Долго идем к морю. Ищем место, где можно окунуться. Вода ледяная и круто соленая, чистая-чистая, привыкаешь сразу, хочется поплавать. Хорошо! По дороге в гостиницу окунулись и в святом озере. Странно, но все озера на остовах пресные. Откуда здесь пресная вода?..

Завтра наступает очень быстро. Состояние сложное, хочется домой и не хочется уезжать. Портится погода, пропало солнце, заморосил дождь.

Мой дорогой читатель, я умышленно опускаю описание того, что происходило на этих далеких от большой земли островах, в советское время, что, подтверждено документами с фотографиями тех, кто «творил» здесь в то, недалекое от нашего время, о чем рассказывал наш экскурсовод. Но Господь поругаем не бывает, многие из них сходили с ума, глумясь над святыми мощами, дотронувшись, ощущая их теплоту и гибкость тел, как у живых людей, другие, издеваясь и убивая священников и монахов, не выдерживали и надевали кресты, крестились. Пусть всех их судит Бог!

А мы уже на палубе катера, плывем в Кемь, все дальше от Соловков. Вот уже и монастырь не видно. Ко мне подходит о. Анатолий, спрашивает про впечатления, а я ничего не могу ответить… Так мало побыли, мало помолились, мало, мало… И в то же время, не вмещает разум, глаз, ухо, увиденное, услышанное, только душа притихла и сердце тук, тук, тук, что с ним происходит?

Не «пустым» был и обратный путь: мы заехали в Оятский монастырь, где находятся гробницы родителей Александра Свирского Сергия и Варвары. Набрали водички в Святом родоновом источнике.

В Серпухове мы побывали в Серпуховском монастыре, где чудотворная икона Божьей Матери «Неупиваемая Чаша», у которой молятся об исцелении от наркомании и алкоголизма. Небольшой, с очень строгим уставом монастырь, также ранее разрушенный, сейчас восстанавливается. Сколько людей, от которых отказались врачи, спаслись здесь от мерзости бесовской, сколько спасаются сейчас, и сколько еще спасутся?

Помолились мы на ранней Литургии. Молились усердно за близких и знакомых, страдающих от пьянства и наркомании, других страстей. Заказали требы. И, почти без остановок, поехали домой.

Дорогой мой читатель, я очень старалась передать то, что видела, слышала, чувствовала (и не только я, но по нашим разговорам и другие) в поездке, но передала немного. Нельзя описать духовника Соловецкого монастыря, службу монастырскую, святой скит, в советское время названный «кровавым», потому что туда везли умирать, умирать мучительно. Простите меня грешную. Крепите, берегите веру православную – наш корень, стержень и опору, спасение земли российской. Веруйте в Бога! Не творите зла!

 

Вера Елисеева

Губкин-Соловки-Губкин

 

 

Остров Соловецкий

Весь пропитан кровью

Православных, славных,

Что несли свой крест.

И в душе останется

Неизбывной болью

Святость и страдания

Этих страшных мест.

И крестом скорбящим

Выросла береза

Вопреки запрету

Ставить там кресты,

Чтобы в покаянии

С головой склоненной

По молитвам мучеников

Плакал грешный мир.

 

Надежда Беликова