По благословению епископа Губкинского и Грайворонского Софрония

Путь - Мой храм

Икона Помощь в родах

Храм Архистратига Михаила

Христианский взгляд на патриотизм как залог существования государства.

Печать PDF

Иерей Федор Сикуринец клирик храма в честь Св. апостола Иакова брата Господня по плоти и благоверного князя Александра Невского.

 

«Верная служба Родине ценнее в дни ее падения, чем в дни ее величия…»

(Св. Царь – мученик Николай)

1. Сущность любви к Родине

Патриотический подвиг во имя Родины – это не только общенародное дело, но и долг каждого отдельного христианина. Нравственные черты христианина-патриота неотрывны от церковного сознания и преданности своей Родине. Они выявляют в каждом христианине «преемника древнего благочестия, славного своей чистотой и глубиной Православной веры, твердостью в соблюдение церковных канонов и горячей, действенной любовью к своему Отечеству».1

Истинный патриотизм должен быть осмысленным, как творческий акт духовного самоопределения. Однако, для того, чтобы любить свое отечество, его необходимо найти, реально испытать. Большинству людей это испытание дается без поисков, в результате естественно и незаметно слагающейся привычки к окружающим их условиям жизни. Именно поэтому духовная сущность патриотизма очень часто остается неосознанной. «Человек может всю жизнь прожить в пределах своего государства и не обрести своей родины, так как обретение родины – это акт духовного самоопределения, указывающий человеку его собственную творческую почву и поэтому обуславливающий духовную плодотворность его жизни».2 Такой человек не будет любить свою родину потому, что он ее не обрел. Но может быть и так, что человек, не обретший свою родину, проживет всю жизнь, ошибочно считая себя патриотом. В этом случае предметом его любви будет не отечество, а некий суррогат, принимаемый им за отечество. Таким суррогатом может быть любое из обычных содержаний и условий жизни, которое берется самостоятельно, в отрыве от своего духовного смысла и значения. Ни одно из этих условий, взятое само по себе, не составляет родины: ни кровная связь происхождения, ни национальная и расовая принадлежность, ни привычный быт, ни хозяйственное единение, ни природа, ни общность положительного права и государства. К примеру, долгая жизнь на чужбине не делает ее родной, несмотря на привычку к быту и природе, и на устойчивое правовое общение; кровная и национальная связь не выясняет вопроса о родине для людей смешанного происхождения; принадлежность к государству может быть не добровольной и создавать в душе устойчивое антипатриотическое напряжение. Это значит, что родина не определяется и не исчерпывается этими содержаниями. Она больше и глубже, чем каждое из них в отдельности и все они вместе.

 

2. Акт духовного самоопределения – основа истинного патриотизма.

Для истинного патриотизма характерна не приверженность к внешним условиям и формам жизни, а любовь к духу, укрывающемуся в них и являющемуся через них. Родина обретается именно живым и непосредственным духовным опытом; человек, лишенный его, будет лишен и патриотизма. Душа, бесплодная в познании истины, мертвая в творчестве добра, бессильная в созерцании красоты, религиозно-пустынная и политически индифферентная, - не имеет духовного опыта. Она не найдет и родины; в лучшем случае будет довольствоваться ее суррогатами. Патриотизм же останется ее субъективным пристрастием. Вот почему в основе патриотизма лежит акт духовного самоопределения. Человек определяет свою жизнь тем, что находит себе любимый предмет; тогда им овладевает новое состояние, в котором его жизнь заполняется любимыми содержаниями, прикрепляясь к ним и к их источнику. При этом истинная любовь дает всегда способность к самоотвержению, так как она заставляет любящего человека любить свой предмет больше самого себя. И вот, если человек обретает для такой любви предмет, действительно заслуживающий ее по своему объективному достоинству, и если этим предметом является духовная жизнь и духовное состояние его народа, - то он становится истинным патриотом; совершает акт самоопределения, которым он отождествляет, в целостном и творческом состоянии души, свою судьбу с душевной судьбой своего народа.

 

3. Духовное единство патриота со своим народом.

Соединяя свою судьбу с судьбой своего народа, - в его достижениях и падениях, в опасности и в благоденствии, - истинный патриот отождествляет себя не с множеством эмпирических индивидуумов; он не сливается с жизнью темной массы, принимая ее за народ, и не приносит себя в жертву корыстным интересам бедной или богатой черни; он не преклоняется перед «множеством», как перед чем-то высшим и сильнейшим, якобы одаренным мудрой и безошибочной волей. Нет, он сливает свой дух с духом своего народа, а эмпирическая индивидуальность естественно и незаметно следует за этим отождествлением. Подобно тому, как тело человека живет только до тех пор, пока оно одушевлено, так душа истинного патриота может жить только до тех пор, пока она творчески одухотворяется в единении с духом своего народа. Поскольку между ним и его народом не только устанавливается духовное единение, но обнаруживается прямое единство в духе. И это единство он передает словом «мы». Выдающийся русский философ и богослов Иван Александрович Ильин пишет об этом: «То, на что направлена моя любовь к отечеству, есть духовная жизнь моего народа, ее творческие создания и ее необходимые условия (материальные, культурные и политические). Не просто самый народ, но народ, ведущий духовную жизнь; и не проста сама жизнь народа, но жизнь подлинно духовная и духовно высокая; и не просто все условия жизни, - и земля, и климат, и хозяйство, и организация, и власть, и законы, - но все это, как данное для духа и созданное духом и ради духа. Именно духовная жизнь есть то, за что и ради чего можно и должно любить свой народ, бороться за него и погибнуть за него. Через нее все получает свое истинное значение и подлинную ценность. В ней сущность Родины, та сущность, которую стоит любить больше себя, которою стоит жить именно потому, что за нее стоит и умереть. С нею, действительно, стоит слить и свою жизнь, и свою судьбу, потому что она имеет объективную ценность перед лицом Божиим».3 Такое слияние патриота со своей родиной ведет к чудесному и плодотворному отождествлению их духовных энергий. В этом отождествлении духовная жизнь народа укрепляется всеми личными силами патриота, а патриот получает неиссякаемый источник творческой энергии во всенародном духовном подъеме, и это взаимное питание, возвращаясь и удесятеряя силы, дает человеку непоколебимую веру в его родину, в его народ.

 

4. Христианские истоки патриотизма

Нередко приходится встречать и слышать самоуверенно высказываемое мнение о том, что патриотические чувства или несовместимы с христианством или стоят от него в стороне. Однако это не так. Самые главные данные в пользу патриотизма мы можем найти в Священном Писании. Еще в Ветхом Завете – вся история еврейского народа исполнена свидетельством о том, как евреи любили свой Сион, свой Иерусалим, свой храм. Это был лучший образец истинного патриотизма, любви к своему народу и его святыми. И недаром наша Православная Церковь это прославление евреями своих святынь взяла в свое богослужение (хотя, конечно, в несколько ином – христианском понимании) и поет «благословен Господь от Сиона, живый в Иерусалиме». Особенно поразительный пример любви к своему народу в Ветхом Завете показал пророк Моисей. Когда израильский народ изменил своему Богу и поклонился золотому тельцу, сильно возгорелся гнев правды Божией. Моисей стал молиться о согрешившем народе, не сходя с горы 40 дней и 40 ночей. Господь отвечал: «Оставь Меня, не удерживай, да воспламенится гнев Мой на них и истреблю их». (Исх.32,10). «В этих словах замечательно свидетельство о силе молитвы праведника, которой он, по выражению Иоанна Златоуста, как бы связывает Бога».4 Еще пламеннее стал молиться великий пророк, и наконец воскликнул: «Прости им грех, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал…»(Исх.32,32). «И послушал его Господь и на сей раз, и не восхотел погубить…» - говорит Священное Писание. Подобный же пример из Нового Завета мы видим в жизни великого апостола Павла. Никто не мешал ему в деле проповеди так злобно и упорно, как его соотечественники, не уверовавшие во Христа. Они ненавидели апостола Павла, считая его изменником вере своих отцов. Эти евреи не только преследовали его в Иерусалиме и в Палестине, но и шли за апостолом как бы по пятам повсюду: «они возбуждали против Евангелия евреев, живших в рассеянии по всему тогдашнему миру; они забывали свое отвращение к язычникам и старались всеми доступными им способами восстановить против христиан и римскую власть, и римских ученых, и толпы народа. Они проникали повсюду и всюду сеяли клевету и недоверие к апостолу Павлу, роняя его и в глазах иудеев, и в глазах христиан».5 Они же, проникнув своими тайными влияниями во дворец Нерона направили злобу и подозрительность этого жестокого императора на христиан Рима, и, невзирая на защиту закона и суда кесарева, славившегося беспристрастием и справедливостью, после того, как апостол Павел оправдался от возводимых на него обвинений, все-таки вырвали у Нерона повеление казнить апостолов Петра и Павла. Сам же апостол Павел говорит о своих соотечественниках: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть израильтян». Из этих слов мы видим его самозабвенную любовь к родному народу, которая была так велика, что он, подобно Моисею, готов был пожертвовать своим личным спасением за спасение этого народа. Еще один пример можно увидеть в лице Самого Спасителя. В Евангелии мы читаем ,как Он говорил о том, что пришел прежде всего к своему народу. В другом случае, Он, обращаясь к Иерусалиму, говорил: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посылаемых к тебе! Сколько раз я хотел собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели» (Лк.13,34-35). А когда Он ехал в Иерусалим под крики «осанна», когда весь народ ликовал в восторге, Спаситель плакал… Но плакал Он не о Себе, а о гибели тех, кто сейчас кричал Ему «осанна», а через несколько дней будут кричать: «распни, распни Его…». Так Он Сам любил Свой народ – трогательной, глубокой любовью. В нынешнем веке нам был дан пример высочайшей жертвенности – верности Богу и Отечеству в лице святого императора – мученика Николая II, который показал лучшие качества православной русской души. Он предпочел принять оскорбления и поношения, а затем мученическую смерть, но до последнего вздоха остался со своей поруганной родиной, хотя и имел возможность уехать за границу. Так он выполнил евангельскую заповедь, положив «душу свою за други своя» (Ин.15,13). Поистине выдающийся пример христианского патриотизма. «Таким образом, чувство патриотизма священным Писанием не отрицается и не осуждается. Не осуждается им и законность преимущественной любви к своим родным и близким. Но такая любовь и забота не должны быть эгоистическими, само-замкнутыми. Заботясь о тех, кто в жизни непосредственно соприкасается с ним, христианин не должен забывать и других людей – своих близких и братьев во Христе. Как сказал апостол Павел: «Доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче – своим по вере…» (Гал.6, 10)».6

 

Литература.

1. Библия. М.1997.

2. Восторгов И.И., прот. Истинный патриотизм, http: //patriotica.ru

3. Ильин И.А. О сущности правосознания, М.: Рарог, 1993. С.93-94

4. ЖМП.1971, №7, с.5

5. Филарет, игумен. Конспект по нравственному богословию, М., 1990, с.66